Житие святых Житие святых
Версия для печати

Икона Пресвятой Богородицы, именуемая “Табынская”

26 июня

Впервые Табынская икона Божией Матери явила себя либо во второй половине XVI, либо в первой половине XVII века. Во всяком случае это случилось вскоре после покорения Казани и до первого сеитовского бунта, случившегося в 1676 году, когда башкиры под предводитель-ством старшины Сеита, соединившись с калмыцкими тайшами и подвластными им ногайцами, разорили селения в Уфимском и Казанском уездах.

Место, где явилась икона, находилось в 12 верстах от села Табынска Стрелитамакского уезда, в дачах Богоявленского завода принадлежавшего генералу-майору Пашкову, и известно под названием “Соленых ключей”, поскольку вода в здешних источниках всегда сохраняет беловатый цвет, чрезвычайно солона и не замерзает при самой низкой температуре.

Само место очень живописно. Здесь тянется извилистое лесистое ущелье, прорезающее Уральский хребет. При входе него стоит высокая Табынская гора, на вершине которой прежде стоял Вознесенский мужской монастырь, а внизу, на равнине, расстилался монастырский солеварный городок

Предание рассказывает, что как-то диакон монастыря, возвращаясь с поля в обитель, услышал небесный глас, говорящий: “Да почтится правоверующая братия Богоспасаемого монастыря принять Меня в храм Господа Моего”. Опасаясь, должно быть, внутреннего самообольщения, диакон первоначально не внял неземным глаголам, но спустя немного дней, возвращаясь после полевых работ, он вторично услышал тот же призывный глас. Тогда диакон в трепете стал осматриваться и увидел на большом камне над источником святую икону. Преисполненный страха и радости, он поспешил в обитель и возвестил о дивном обретении.

Братия торжественно перенесли икону в стены монастыря и сообщали об этом Уфимскому воеводе и Казанскому архиерею. Те пожелали иметь чудесную икону у себя, но Пресвятая Богородица не восхотела оставить свой образ ни в Казани, ни в Уфе и чудесным образом вновь явила его на том же камне. Тогда образ был оставлен в обители.

Вскоре Уфимский край потрясли страшные бунты: уже упоминавшийся сеитовский (в 1676 году) и всеобщий (в 1707-м), поднятый по наущению мятежников Айдра и Кусима. В горячке погромов разбойники не убоялись посягнуть и на Табынский образ. Но Богородица не замедлила с отмщением: иноверцы, поднявшие руку на пречистый Лик, ослепли и долго блуждали по лесу, пока один из них не раскаялся и не получил прозрение.

В это смутное время по неисповедимым путям Божиим Табынская икона таинственным образом исчезла. Тогда же был разорен и Вознесенский монастырь. Соляной завод, единственный источник пропитания иноков, был сожжен, а братия рассеялись...

Впрочем, недолго скрывала свой Материнский Лик Царица Небесная. Во второй половине XVIII века она снова явилась на том же самом камне. С подобающей честью икону перенесли в село Табынское и поместили в Вознесенском храме. С тех пор она стала называться Табынскою.

Согласно преданию, явление и второе обретение Табынской иконы пришлось на девятую пятницу по Пасхе. Этот день и стал днем чествования Табынского образа Богородицы, когда при многочисленном стечении народа совершались крестные ходы на Соленые ключи. К этому дню образ всегда прибывал в Вознесенский храм, в остальное же время крестные ходы переносили его из города в город, из села в село, поскольку окрестное население хорошо знало великую чудодейственную силу Табынской иконы, не раз проявлявшуюся на протяжении истории. Летописи свидетельствуют, что она избавила православных жителей Зауралья от нескольких эпидемий, от засухи, от народных волнений... Впрочем, не только православных. Известны случаи, когда иноверцы, видевшие преизобильные чудотворения, проистекающие от Табынского образа Богородицы, приносили Ей свои моления и получали просимое.

Когда нашу страну охватила Великая Смута революции и гражданской войны, чудотворная икона Табынской Божией Матери снова исчезла. Известно, что ее увез с собой атаман Дутов. Правда, в Благовещенске-на-Амуре святая икона изначально не пожелала покидать границы России. И только после трехдневного поста и усиленной молитвы (службу в сложенной из камыша часовенке совершали митрополит, тогда еще епископ, Нестор, архиереи Мефодий и Мелетий и сонм священства) Богородица соблаговолила, чтобы Табынский образ продолжил путь. Сначала икону привезли в Харбин, где она находилась в храме Казанской иконы Божией Матери, потом в Пекин, а оттуда архиепископ Филарет перевез ее в Сан-Франциско. Далее следы теряются. Но, может быть, это ее именуют сейчас в Париже “Черной Марией”? Ведь Табынская икона — единственная из известных образов, где лик Богородицы темен...

За годы советской власти многое изменилось на святом источнике. Не осталось больше ни красивых деревьев, ни тропинки, ведущей к пещере, ни огромного (метра три на три) камня, из-под которого вытекал источник. Камень большевики не поленились разрубить на кусочки, грот закопали... Правда, когда в 1944 году верующие откопали его, там еще сохранилось изображение ангела с распростертыми крыльями, лик Спасителя и православный крест. Но потом пещеру вовсе взорвали, не посчитавшись даже с тем, что в годы войны весь район спасся только благодаря тому, что у источника варили соль.

Новые власти запретили крестные ходы к источнику и построили на его берегу санаторий. Накануне девятой пятницы по Пасхе коммунисты еще более “усиливали бдительность”, устраивая кордоны на пути к святыне и не пропуская паломников. Причем, охранникам давались за такую “работу” отгулы. Но верующие все равно шли, шли и шли.

Единственный раз в 1947-м году — видимо, по горячим молитвам правящего архиерея архиепископа Мануила (Лемешевского) и его послушника священника Иоанна (Снычева) власти вдруг разрешили православным собраться на Соленых ключах в день чествования иконы. Узнав об этой радостной вести, к святому источнику пошли крестные ходы из Уфы, Стерлитамака, из Оренбурга. И тут произошло чудо. Вот как вспоминал об этом событии автор акафиста:

“Перед тем, как тронуться в путь, святыню повернули лицом к храму, и — о, чудо! — темный фон иконы внезапно прояснился, и лики на ней проступили яркими красками. Слезы радости и восторга потекли из моих очей, а сердце пронзил какой-то благодатный луч. Торжество было великое...”

Очевидцы вспоминают, что праздник получился необыкновенный. И хотя часовня была закрыта, верующие поставили престол снаружи и горячо молились Царице Небесной, испрашивая Ее заступления.

А через год опять последовал запрет, и много лет подряд ни о каких паломничествах вновь не могло быть и речи.

“В девятую пятницу после Пасхи перед Табынской иконой Божией Матери совершалось моление и чтение акафиста, — вспоминает митрополит Иоанн о событиях 1948 года. — Епископ Мануил очень чтил этот образ и мечтал иметь специальный акафист, но для него не было составителя.

Как-то Владыка отбыл обозревать свою епархию, а я по разным причинам остался дома. И вдруг в это самое время у меня появилось непреодолимое желание написать акафист Богородице. Я взял оставленную старцем книгу описания истории Табынской иконы Богоматери, прочитал внимательно, помолился и приступил к составлению. Дело шло быстро и хорошо. К вечеру следующего дня акафист был уже отпечатан на машинке. Я аккуратно обернул его чистой белой бумагой и написал нежными тонами: “Дар Неба”. Сам ликовал от радости, что исполнил давнишнее желание старца, но возникал вопрос: примет ли мой скромный дар Царица Небесная? Скоро возвратился Владыка, и на лице его отразилась радость”...

Гонения на православных усилились. Митрополита Мануила “в связи с усилением религиозности среди пожилого и молодого населения города и области и его личным авторитетом” арестовали. А после того, как в 1972-м году в журнале “Наука и религия” появилась злобная статья о “рассаднике заразы” в Гафурийском районе, активистов местного завода срочно вызвали в райком партии и дали несколько дней срока, чтобы сравнять пещеру и источник с землей. Все было взорвано и забетонировано. Так вместо одного мощного источника появилось несколько ручейков. Но и тут Матерь Божия не оставила кощунство безнаказанным. Два главных организатора взрыва вскоре умерли: один от рака, другой — от разрыва сердца. Третьего, заместителя председателя Усельского исполкома, парализовало, он скончался совсем недавно...

Но если Своих жестоковыйных обидчиков Царица Небесная наказывает, то тех, кто прибегает под Ее молитвенный покров, Она и доныне щедро оделяет Своею милостию. Так, например, Матерь Божия излечила от изнурительных головных болей, продолжавшихся в течение 25 лет, Галину Гамильяновну Аралбаеву из Ноябрьска — после того, как она провела несколько дней у святого источника. У Веры Федотовны Кузнецовой из деревни Зигановки, не побоявшейся в годы гонений купаться в источнике под дулами милицейского оружия, милостию Пресвятой Богородицы рассосалась опухоль.

Примеров можно привести много. Но, возможно, самый примечательный случай произошел с рабой Божией Евдокией из Оренбурга. 40 лет она болела полиартритом. К кому только не обращалась бедная женщина со своей бедой, и, что самое страшное, прибегала к услугам так называемых экстрасенсов. Но однажды она услышала о Табынских источниках и решила отправиться туда. На святые ключи Евдокия прибыла совсем в тяжелом состоянии — на клюшках. Ходить не могла, на ногах у нее выступили мозоли, а на руках появились шпоры. Поскольку женщина была не в состоянии даже просто лечь в источник, то ее поливали водой из ведра. И когда начали обливать, вода вдруг забурлила, закипела и сделалась мутной. Некоторые из свидетелей этого чуда видели змей, выползающих из источника. На третий день во время молебна Евдокия могла уже сама раздеться и погрузиться в воду. А еще через день, 7 сентября 1993 года, от ее ступней отпали чешуйки, которые 40 лет не позволяли ходить, и колени стали разгибаться. Уезжала женщина в прекрасном состоянии, благодаря Бога и Его Пречистую Матерь. Ныне Евдокия работает в храме и всему Оренбургу рассказывает о своем чудесном исцелении.

Все эти и многие другие примеры свидетельствуют, что Матерь Божия, сокрыв в годину бедствий Свой образ от поругания, Сама не покидала этот край никогда. Свою скорую помощь страждущим Она являет поныне: и через целебные воды источника, и через копии Своей чудотворной иконы. Недаром в 1993 году мироточили сразу два списка Табынского образа: в Усолке и в Красноугольске.

Такая преизобильная милость Матери Божией позволяет уральцам надеяться, что, может быть, Пресвятая Богородица услышит голос молящихся и призывающих Ее и в третий раз, столь же неожиданно, как прежде, явится в свой родной дом — Уфимский край.

Акафист >>


Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Житие святых. Проект Татарстанской митрополии.»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.zitie.ru

Все жития святых, которых мы почитаем 26 июня






© Татарстанская митрополия РПЦ, 2001-2012.
Сайт управляется системой «Expresss-Web».
Создание и поддержка – проект «Епархия»

 

Яндекс.Метрика Сайт создан по благословению митрополита Казанского и Татарстанского Анастасия.
Цитирование и перепечатка приветствуются при гиперссылке на сайт www.zitie.ru